ГАВС отдаст все долги к лету

В конце октября прошлого года Главное агентство воздушных сообщений (ГАВС) объявило о том, что оно не способно выполнить свои обязательства перед авиакомпаниями и замораживает выплаты летней выручки (460 млн руб., или более 70 млн долл. по «докризисному» курсу), а текущие расчеты проводит с сентября. Это была катастрофа. Многие авиакомпании, и так пострадавшие от девальвации рубля, лишились выручки наиболее прибыльных месяцев. Хотя ГАВС и признало свои долги, но курс рубля падал и летняя выручка российских перевозчиков с каждым днем обесценивалась все больше (на сегодняшний день — в четыре раза). Конечно, ГАВС реализует билеты только на 12-13% от общего объема перевозок российских авиакомпаний, но для многих, в первую очередь региональных перевозчиков, оно обеспечивает значительную долю продаж.

Как оказалось, Главагентство было признано несостоятельным еще в апреле прошлого года, однако тем не менее в тот момент об этом не было объявлено и продажа билетов через ГАВС продолжалась. После официального заявления о замораживании долгов руководство ГАВС замолчало еще на полгода, в течение которого общественности ничего не было известно о ходе погашения задолженности и сегодняшней ситуации с платежами. В последних числах апреля корреспонденту АТО удалось поговорить с новым гендиректором ГАВС Рифатом Шайхутдиновым о том, как агентство расплачивается с авиакомпаниями, и его планах на будущее.

Я учился в военном училище, но не закончил его. И, конечно, не представлял тогда, что моя несостоявшаяся карьера пилота будет продолжена в авиации в новом качестве. Потом учился в институте управления, академии госслужбы и в конце концов в аспирантуре МГУ — 18 мая защищаю диссертацию на тему «Система продажи услуг в авиации». Работал в консалтинговом центре «Федеральный центр экспертиз, консультаций и прогнозов Госкомимущества России», а потом в ТКП.

Читайте также  Предотвращение посадок ниже эксплуатационного минимума аэродрома

Управляющим в ГАВС я стал летом прошлого года, после того как агентство было признано несостоятельным. Конечно, мы встретили сопротивление со стороны прежнего руководства, да и всего персонала. Когда я наконец «прорвался» в здание, все кабинеты были опечатаны, пустота. Потом потихоньку все устроилось, наладилась работа. Мы разработали план финансового оздоровления ГАВС — не липовый, а реальный. Его готовила серьезная команда, представляющая Корпорацию антикризисного управления, и именно этот план мы сейчас реализуем.

Со 2 февраля я генеральный директор Главагентства — по контракту сроком на пять лет.